Часть нашего мозга все еще работает над решением задачи, пока мы нет


08.09.2021 Время чтения - 4 минуты 538

Большинство дизайнеров распознают этот сценарий. Чувствуя себя подавленными проектом и не зная, с чего начать решение задачи, мы обращаемся к чему-то (чему угодно?), чтобы убить время. Но в этом случайном действии мы и обнаруживаем искру, которая зажигает нашу следующую большую идею.


Читайте нас в Telegram.


Именно это случилось с индийским дизайнером Хьяти Трехан. Когда ее наставники из Национального института дизайна (NID) попросили ее создать плакат о ком-то интересном, она пошла в библиотеку колледжа и в итоге пролистала «Десять самых красивых экспериментов» научного писателя New York Times Джорджа Джонсона.

Она наткнулась на главу об Уильяме Харви, английском докторе 16 века, который первым объяснил, как кровь течет по телу. (Интересно, что до его открытия считалось, что кровь течет вперед и назад, приливами.) Там она нашла схему сердца, которая напомнила ей символ бесконечности, а это, в свою очередь, напомнило ей букву W, ловко вернув ее к Уильяму Харви.

«Я мысленно объединила эти два случая, чтобы интегрировать W и диаграмму кровообращения, которую он открыл», – говорит она. «Я предполагаю, что какая-то часть моего мозга все еще работала над решением задачи, пока я – нет».

Так Уильям Харви стал героем ее плаката, а год спустя, когда она искала новое задание, она решила попробовать дополнить алфавит с помощью серии типографических плакатов, посвященных различным научным открытиям.

Ее проект «Красота научных диаграмм» начинается с буквы «А» для Архимеда и его водяного винта – механизма, используемого для перекачивания воды из низко расположенной области в более высокую – и заканчивается иконоскопом Зворыкина, первой практической телевизионной трубкой, использовавшейся в первых телекамерах.

Я хотела убедиться, что иллюстрации не жертвуют научной точностью в пользу эстетики.

Хьяти часами изучала патентные рисунки и научные учебники в поисках изобретений, подходящие для превращения в визуал, который сработали бы серией.

«Это было немного похоже на бартерную систему», – говорит она. «Кто купит мою козу в обмен на свою корову? Какой изобретатель нарисовал схему, аналогичную его собственным инициалам? Мне требовалось от пяти минут до пяти дней для поиска этого двойного совпадения, чтобы решить, кого я буду изображать для каждой буквы».

Несмотря на то, что Хьяти пришлось исказить диаграммы, чтобы сформировать буквы, она хотела убедиться, что иллюстрации «не жертвуют научной точностью ради эстетики». Если кто-то должен был построить физическую модель на основе ее буквенных диаграмм, она хотела, чтобы эта модель работала.

Это означало, что Хьяти пришлось хорошо разобраться в теме, чтобы полностью понять научные концепции, с которыми она имела дело, прежде чем возиться с ними. Это того стоило – полученные изображения вышли более чем удовлетворительными. «Мне нравится, что они работают и что в одном изображении так много смысла», – говорит Хьяти.

Однако за это стремление к точности пришлось заплатить – в данном случае она не смогла подобрать три буквы. «Было так заманчиво втиснуть диаграмму в эти буквы, чтобы получить готовый продукт», – говорит она. «Но я бы провалила данное себе задание, если бы сделала это. Поэтому я решила проявить некоторую сдержанность с P, Q и X, а не искажать их до абсурда».

Хьяти сложно выбрать фаворитов, но она считает букву F для Фарадея своим самым удачным визуалом (оно изображает его открытие электромагнитной индукции). «В то время как некоторые буквы приходилось «подталкивать и вытягивать», расширять и удлинять провода в схемах, – объясняет она, – схема, объясняющая индуцированный ток, осталась неизменной».

Иллюстративный стиль ее работ исходит из исследовательского материала, в который она погрузилась. «Что-то в несовершенстве старых патентных чертежей и эскизов было действительно тактильным, – говорит она, – и стиль отражал ограничения инструментов того времени. Я пыталась воссоздать этот трудный процесс, усложняя себе жизнь и мучительно выводя каждую букву».

Что-то в несовершенстве старых патентных чертежей и эскизов казалось действительно тактильным.

С тех пор, как Хьяти натолкнулась на книгу «Красота научных диаграмм» в библиотеке, она влюбилась в процесс закладывания смыслов и обнаружения связей между, казалось бы, несвязанными друг с другом вещами. «Это как если бы каждый объект, человек и концепция на планете были связаны невидимыми нитями, по которым вы проходите. И вот вы внезапно спотыкаетесь о них, и эта соединительная нить становится видимой», – говорит она.

«Эта струна – мое представление об идее. С тех пор, как начался этот проект, я много занималась проведением параллелей и поиском невидимых связей».

Написано Аликс-Роуз Коуи.

Оригинал.

Читайте также: Дизайн и парадокс выбора


Читайте нас в Telegram.